Архив метки: Жизнь и смерть. Глава 9. «Сны». стр. 3

Глава девятая

Сны

Ему снился Бруннис. Вместе с другими детьми – их было девять или десять – он шел по широкому коридору. Коридор был украшен произведениями искусства, на стенах висели прекрасные картины. Кай хорошо помнил тот день. В то время он и его ровесники были единственными детьми на Бруннисе. На их планете дети были необычным явлением, но их учили всему, что БрунненДжи должны знать – тогда они вырастут достойными членами общества.

В тот день они посещали огромный музей, специально построенный для того, чтобы сохранить историю народа. Они подошли к зданию и вошли через красивую деревянную дверь, на которой была вырезана какая-то надпись, в огромный зал. Он представлял собой потрясающее зрелище. Кай помнил каждую мелочь. В витринах лежали произведения искусства, научные приборы и еще какие-то необычные вещи. Похоже, что здесь уже давно никто не был: на большинстве экспонатов лежал толстый слой пыли. Народ БрунненДжи уже не интересовался своей историей; больше того — на тех, кто пытался напомнить своим согражданам об их великом прошлом, нередко смотрели косо.

Желание детей посетить музей вызвало у большинства недоумение, но все же им разрешили пойти туда – детское любопытство простительно. Их учительница, которая, казалось, знала о прошлом все, была очень рада, что им захотелось побывать здесь. Для нее очень много значило, что кто-то интересуется историей. Взрослые считали, что со временем дети потеряют к этому интерес, но они ошибались: этот день запомнился не только Каю.

В ушах Кая звучал голос учительницы: «Все, что вы видите здесь – часть нашего великого прошлого. Мы уже говорили о каких-то событиях на наших уроках, но здесь мы узнаем еще больше и …». – она улыбнулась, глядя на их заинтересованные лица, — «удовлетворим вашу тягу к знаниям». Кай помнил ее доброе лицо так хорошо, будто это было вчера. «Предметы, которые вы видите в этом зале, — продолжила она, — относятся к тому времени, когда наш народ находился в Темной Зоне, на нашей родной планете Бруннис. В те дни мы участвовали в больших войнах и неутомимо стремились к знаниям. Но с тех пор многое изменилось». Ее улыбка погасла. Конечно, в том возрасте он вряд ли что-то мог понять, но сейчас, вспоминая этот эпизод, он чувствовал, что перемены, которые произошли в жизни народа, ее не радовали. Возможно, рассказывая им о прошлом больше, чем требовалось, она таким образом выражала свой протест… .

Учительница продолжала: « Большинство экспонатов, которые вы здесь видите, относятся ко времени войн с насекомыми. Наши предки создали новые технологии, используя технологии насекомых. Так были созданы эти корабли и это оружие. Мы остро нуждались в новом оружии, потому что в то время насекомые были очень близки к победе над людьми. Новые технологии позволили нам победить в этой самой важной в истории войне. Мы должны помнить о том, какую огромную роль сыграло в ней мужество наших воинов. Любая война – зло, но та война была особенно страшной. Сейчас нам это трудно представить. Мы должны гордиться нашими предками и теми, кто сражался вместе с нами. Вы должны знать, что не только жители нашей планеты боролись с насекомыми… Ну, а теперь походите по залу, запишите то, что вам удалось узнать, запишите также ваши вопросы и потом мы все обсудим». Она дала им возможность самостоятельно изучать экспонаты и счастливо улыбалась, видя их любопытство.

***

Кай помнил, что он с огромным интересом рассматривал корабли насекомых. Тогда, в детстве, он и не предполагал, что через несколько лет он и его друзья окажутся здесь снова, чтобы использовать эти корабли в войне против Его Божественной Тени – единственного оставшегося насекомого. Какое удивительное совпадение, что спустя тысячелетие они послужили той же цели!

Эта картинка растаяла и во сне он вновь вернулся в музей. Он увидел себя стоящим перед огромной голографической картой звездного неба. «Это карта Темной Зоны, какой ее знали наши предки. Сейчас я покажу вам особое место на этой карте», — учительница прикоснулась к каким-то символам и карта изменилась — планеты и звезды стали крупнее. «Эта та часть Темной Зоны, где 15000 лет назад произошла последняя битва между людьми и насекомыми. Это было далеко от Брунниса – планеты наших предков». «Как далеко?» — спросил Драгомай — Кай вспомнил имя одного из своих товарищей. «О, очень далеко, в двух неделях пути от Брунниса», — ответила учительница. Она показала им две звездные системы: «Вот в этом месте, между Варионом и Арканией. Здесь находились две очень высокоразвитые цивилизации, которые были союзниками в той войне. В битве участвовало очень много людей из обеих систем, многие планеты были разрушены, и среди них Варион, множество людей погибло. За победу было заплачено очень дорогой ценой « — «Что случилось с Варионом?» — задал вопрос Кай. «Все они погибли, как и многие другие народы. Как я уже говорила, победа потребовала многих жертв, но без этого мы, возможно, проиграли бы в той войне». «А что стало с союзом после войны?» — спросил он. «Случилось то, что обычно бывает после таких войн – союз распался. Космос слишком велик, чтобы можно было все контролировать. В конце концов, нам пришлось покинуть Бруннис и искать себе во Вселенной Света новый дом. Но к тому времени связи между бывшими союзниками были разрушены полностью. Я думаю, никто и не заметил нашего отсутствия», — объяснила она. «Что случилось с воинами БрунненДжи? Что они делали после войны?» — продолжал интересоваться Кай. «О, а это короткая история, слишком короткая, учитывая их заслуги. Врагов, против которых нужно было сражаться, не стало. После того, как мы переселились во Вселенную Света, армия распалась. Война с насекомыми закончилась, а участвовать в войне , в которой люди сражались с людьми, как это было в Вселенной Света, мы не хотели. Поэтому мы вернулись за наш защитный экран, который не позволял злу проникнуть в наш мир».

Это было большой ошибкой, но кто об этом знал тогда? Кроме него, пожалуй, никто. Он был уверен, что настанет такой день, когда их изоляция от остального мира приведет к беде и оказался прав. Кай помнил, как в юности он восхищался своими великими предками. Нет, не только в юности, исправил он себя. Стремление к исследованиям всегда было частью его жизни. Он хотел знать больше. Всю свою жизнь его вдохновляли древние Бруннен-Джи –- гордые, овеянные славой искатели приключений. Окружающие никогда не понимали его, а он не мог принять стиль их жизни, поэтому стал изгоем. Но Кай твердо следовал своим идеалам, вступая в противоречие с косным, приходящим в упадок обществом. Он восставал против тех обязанностей, которые общество накладывало на своих членов, особенно на молодых. Возможно, Ксев была права, когда говорила, что он — воин по своей натуре. Как бы то ни было, он и его друзья возродили славу Бруннен-Джи, прежде чем погибнуть от руки бессмертной темной тени. В глубине души Кай испытывал гордость – они были истинными воинами, но рядом не оказалось никого, кто бы оценил их подвиг. Они отчаянно старались предотвратить несчастье, которого, как потом он узнал от Оракула , невозможно было избежать. Его душу наполнили скорбь и боль. Бунтарь и воин в жизни, жестокий убийца после смерти – что будет с ним теперь?

***

Кай проснулся и открыл глаза. Что это было: сон, воспоминания? От последнего вопроса ему стало не по себе. Он испытал и жизнь, и смерть, он даже помнил тот момент, когда умер. От этого воспоминания его бросило в дрожь. Сейчас ему дана вторая жизнь. Для чего? Зачем он здесь? Его прежняя жизнь, когда он сражался с устоями своего общества и против Его Тени закончилась так, как заканчивается жизнь любого воина – он погиб. Но его смерть послужила совсем другой цели: как реанимированный труп он убил множество невинных людей, но и Его Тень тоже. Кай понимал, что обычное человеческое существо на это неспособно. Но если он должен был умереть только по этой причине, почему же тогда его существование не прекратилось? Почему он должен жить снова? Ответа Кай не знал. «Наверное, это судьба», — подумал он.

Он вспомнил свой сон, в котором увидел себя ребенком. В отличие от большинства БрунненДжи он помнил свое детство. Сейчас ему столько лет, сколько было старейшим представителям его народа, но он достиг этого возраста при совершенно других обстоятельствах. Насмешка судьбы: когда-то соотечественники приговорили его к смерти от старости, и вот она наступила, но внешне он совсем не постарел. Кай спрашивал себя, как закончится его новая жизнь, умрет ли он, когда состарится? Он приказал себе не думать об этом. Надо разорвать замкнутый круг, не возвращаться постоянно к мысли о том, нужна или не нужна ему новая жизнь.

Кай вздохнул: иногда ему хотелось снова стать маленьким мальчиком. Он улыбнулся, вспомнив, как ему было интересно изучать историю своих предков. Почему он помнит о музее, почему ему приснился этот сон? Вдруг перед его глазами возникла карта звездного неба. Как назывались те звездные системы, о которых говорила учительница? Варион и … Кай даже вскочил – Аркания! Это же та система, куда они сейчас направляются! Он должен проверить это немедленно! Кай быстро оделся и вышел из спальни.

«790», — позвал он, придя на мостик. «Что тебе нужно? Где моя Ксев? Ты убил ее?! — прорычал тот. «Нет конечно! Я хочу тебя спросить кое о чем. Можешь мне помочь?» – «С какой стати?» Кай вздохнул: « Ты помнишь о том, что я ищу новый дом для Ксев? Мне нужна твоя помощь». Кай терпеть не мог лгать, даже, как сейчас, по мелочам, но он понимал, что не сможет ничего выяснить без помощи робота. Кай подумал, что пусть уж лучше 790 задирается, чем демонстрирует свою привязанность к нему. Он сам не понимал, для чего перепрограммировал робота и сейчас был рад, что 790 сосредоточил свою любовь не на нем. «Надеюсь, что именно это является причиной твоей просьбы, поэтому скажи мне, что ты хочешь знать!» — проворчал 790, обдумав просьбу Кая. Кай кивнул и сообщил ему все, что он знал о нужной ему части Темной Зоны. Это была информация о планетах, а также о расстоянии между Бруннис1 и Арканией. Помнил он немного, но и подобных планетарных систем в Темной Зоне было немного. Кроме того, у них были координаты Аркании, а также Бруннис 1 в тот момент, когда он был разрушен суперновой, чему они были свидетелями. Возможно, этого было достаточно для 790. «Да, данных немного…» «Я знаю, но пожалуйста, попытайся выяснить, та ли это Аркания. Если что-то найдешь, сообщи мне немедленно!» «Делаю это только для моей милой Ксев!» — в глазах 790 появился бинарный код: он начал анализировать данные.

Кай задумался. Это было бы невероятным совпадением. Раньше ему не приходила в голову мысль о том, сохранились ли те союзы, что существовали в древности. Если судить по тому, какие у них корабли, то можно предположить, что это именно те люди, с которыми Бруннен-Джи вместе сражались против насекомых. Он был уверен, что это не случайное совпадение, оно должно что-то означать. Но сначала ему нужно было получить информацию от 790. До этого он ничего не скажет ни Ксев, ни Стэну.

***

 

По крайней мере можно надеяться, что на Аркании они смогут  отдохнуть. Ксев нуждалась в этом больше всех.

Он уже собирался покинуть мостик, как 790 включился в обычный режим и объявил результаты: «Данные, которые ты мне предоставил, полностью совпадают с теми, что дал нам Тейран. Расстояние и конфигурация планетарных систем практически те же. Нужно отметить необычную степень разрушения в этой части Темной Зоны . Я обнаружил осколки, возможно, осколки планет, и это не результат естественных процессов. Но все это произошло очень-очень давно, приблизительно 15000 лет назад.»

Кай не удивился. «Это последствия величайшей войны», — проговорил он вполголоса. «Можешь показать мне планету, куда мы направляемся?» 790 спроецировал планетную систему на экран Лексса. «В этой системе 8 планет, три из них – третья, четвертая и пятая –заселены. Четвертая и пятая образуют двойную систему», — коротко отрапортовал 790. Кай закрыл глаза, чтобы вспомнить картины из своего сна. Тогда он увидел десять планет, но положение трех заселенных планет было именно таким. Возможно, с течением времени две планеты были разрушены. За тысячи лет многое могло произойти. «А что в соседней системе?» — спросил он. «Четыре планеты и множество осколков. Жизни там нет». Кай кивнул. Все правильно: Варион был разрушен, как и несколько других планет. Теперь он был совершенно уверен: это именно та Аркания. Помнят ли они о своем прошлом? Знают ли о союзе людей против насекомых? Одно было несомненно: это была одна из цивилизаций, выжившая по прошествии 15000 лет, в отличие от тех, которые исчезли, переселились или, как его собственная, были уничтожены. Он решил действовать осторожно. Даже если они помнят свое прошлое, то вряд ли признают в нем БрунненДжи. «Когда мы будем на Аркании?» — «Примерно через полчаса». – «Спасибо тебе! – и Кай покинул мостик. «Не стоит благодарности»,- пробормотал 790.

Кай разбудил Ксев. «Я долго спала?» — спросила она. «У нас несколько минут», — он внимательно ее разглядывал. “ «Все хорошо?» — спросила она и начала причесываться. «Думаю, да», — Кай быстро привел волосы в порядок, просто заплетя их в косу. «О, новая прическа!» — сказала она и улыбнулась. «Немного необычно, но неплохо», — он тряхнул головой. Его традиционная прическа выдала бы его, ведь и тысячи лет назад БрунненДжи укладывали свои волосы именно так. Неудивительно, что он чувствовал себя необычно. «Мне тоже нравится», — сказала Ксев. Она подползла к нему по кровати и освободила один локон. «Я забыл!“ – Кай улыбнулся.

Ксев со вздохом встала и оделась. Взгляд ее упал на оружие, которое она хранила с тех пор, как Кай ожил. «Кай…», — начала она неуверенно. Она взяла оружие и передала ему. «Ты возьмешь его с собой? Я хочу сказать … Мы же не знаем, что нас ждет…» Кай взглянул на ее протянутую руку, в которой поблескивало оружие. Кончиками пальцев он прикоснулся к нему. В его голове пронеслись воспоминания. Он закрыл глаза, тяжело сглотнул, пытаясь унять раздражение. Он резко отдернул руку. «Нет, я … Я не могу… Если ты считаешь, что это необходимо, возьми его.» Он отвел глаза в сторону. Ксев выпустила оружие из рук и оно упало на кровать. «Извини, я не хотела…» — она слегка коснулась его руки. Он перебил ее: «Не нужно извиняться». Ему приходилось контролировать свои воспоминания, особенно когда он сталкивался с предметами, которые напоминали ему о прошлом. «Зачем ты его сохранила? – спросил он. «Не знаю… Мне подумалось… что оно нам понадобится». В другой раз она бы его выбросила, но какое-то странное чувство, которому она не смогла сопротивляться, удержало ее. Эта мысль ее испугала: зачем ей оружие? Ксев не стала делиться с ним своими мыслями, чтобы не напоминать ему о прошлом: пусть в новой жизни Кай уже не полагается на то, чем пользовался раньше. «Возможно и понадобится, но вряд ли сегодня. Пошли, Ксев!» — он протянул ей руку и они направились к мостику.

1 2 3 4 5 6