JOINT PROJECT
ZYF G
LEXX CLUSTER

Тайна двух вселенных

Вступление.

«Меня назвали Криан — в честь моего отца, и я единственный представитель планеты Вирион, живущий в галактике Млечный путь. Не так давно нас было двое. Перед смертью моя мать рассказала о пророчестве Оракула Времени о том, что её потомство раскроет тайну параллельной вселенной и поможет победить в войне с цивилизацией Насекомых. Когда-нибудь это произойдет, а сейчас мне надо найти путь домой.»

***

По дороге к взлетному полю, принадлежавшему самому крупному научно-исследовательскому институту Вириона, неслась машина, поднимающая за собой столбы пыли. Посреди поля возвышался одноместный шаттл. Наружная часть шаттла больше напоминала раскрывшийся бутон цветка гигантского хищного растения-сорняка Датура с одной из планет темной зоны, на которой трудно выжить человеку. Под лепестками виднелся сам шаттл, который скрывал в себе криокапсулу.
В проёме криокапсулы стоял главный конструктор этого чуда биоинженерии — Тойс. Он сделал последнюю проверку систем шаттла, и на экране появилась надпись: «Введите координаты маршрута». Тойс достал из нагрудного кармана конверт и распечатал его, затем достал оттуда диск и вставил в устройство. Он был настолько увлечен подготовкой к полёту, что не заметил машину, подъехавшую вплотную к трапу. Не заметил и Криана, вышедшего из неё, который быстро взбежал наверх к Тойсу. Из машины медленно вышла Рия, прикрыв круглый живот накидкой, и осталась стоять рядом с машиной.

— Это мои фрактальные расчеты? — Криан потянулся к знакомому конверту, но Тойс отдернул руку.
— А я испугался, когда не нашел диск в кармане куртки. Это хорошо, что они у тебя, мы же друзья. Много лет я искал путь в параллельную Вселенную… — Криан говорил спокойно и размеренно, но желваки на его скулах ходили ходуном, — Ведь ты приготовил шаттл для Рии, как мы и договаривались?
Всё это время Тойс молчал, на его лице появилось непонятное для Криана выражение, презрительно-злое или брезгливое:
— Мы никогда не были друзьями, только соперниками. Ты отнял у меня Рию — мою любовь, а сейчас пытаешься отнять шаттл, дело всей моей жизни…
— Тойс! Что ты говоришь! Она свободный человек и сделала свой выбор. Вспомни про пророчество…
— Только не надо говорить про пророчество, это всё чушь, предрассудки!
— А война с Насекомыми тоже предрассудки?! Ты же сам видел гибель планет, которых пожирает стая гигантских монстров. Решил сбежать, спасти свою шкуру?!
Тойс кинулся на Криана и попытался скинуть его с площадки подъемника, но тот увернулся и с размаха ударил кулаком в челюсть соперника. Тойс полетел с площадки вниз, угодив в огромную кучу веревок и брезента. Удар был не смертельный, но вырубил Тойса надолго.

Криокапсула шаттла была готова принять для сохранения пассажира. Рия стояла на подъемнике, до конца не осознавая происходящее: наступил момент прощания навсегда. Ощущение нависшей угрозы не давало воли чувствам. Только перед криостазом из прикрытых глаз Рии выкатится слеза и застынет на долгие годы.
Криан и Рия смотрели друг на друга. Кончиками пальцев она дотрагивалась до его лица, гладила длинные черные волосы, расстаться было невозможно. Криан приложил ладони к животу Рии — плод их любви мирно спал у нее под сердцем. Последний поцелуй, сильный и долгий!
И вот Криан отстегнул с волос крупную медную заколку, вложил в её руку и вышел наружу. Дверь криокапсулы плотно захлопнулась. Металлическая конструкция вперемешку с органикой сомкнулась как бутон, обвилась спиралью вокруг криокапсулы.
Криан некоторое время следил за тающим в небе росчерком следа улетевшего шаттла. Как будто вспомнив что-то, резко обернулся. Позади него на грязном брезенте сидел Тойс, обхватив руками голову.
Криан подошел и протянул ему руку:
— Вставай, нас ждут.
Криан и Тойс шли по огромному полю к военному кораблю, который недавно приземлился на полигон.
Над ними, в огромном голубом небе белели призраки свернувшихся гигантских мокриц. До боя оставались считанные часы…

Шаттл, внутри которого в криостазе находилась надежда человечества темной зоны, летел в сторону предполагаемого спасения, оставляя за собой планету Вирион, превращающуюся в маленькую светящуюся точку.
Долгий путь шаттла в бесконечной темноте и тишине прерывался периодически включающимися двигателями, задавая правильный курс.
Сколько он летел, неизвестно. Поравнявшись с чем-то непонятным и почти не различимым в пространстве, скорее предчувствием, шаттл остановился, как бы сопротивляясь невидимым силам, и затем его затянуло в это нечто с такой быстротой, что шаттл просто исчез…

Первая часть.

Галактика Млечный Путь.

Вокруг огромная черная бездна с бесчисленными мириадами тускло сияющих бесконечно далеких огоньков. В этой бездне скользят скованные льдом пришельцы из иного мира. Скорость капсулы, полученная еще при выходе из родного измерения, дает слабую надежду на будущее. Жизнь взяла паузу. Это было начало долгого путешествия.
Биошаттл летел мимо систем и созвездий. Сколько прошло времени, неизвестно; время не имело значения.
Через много световых лет, проходя в непосредственной близости от одной из планет двойной звезды, шаттл стал пленником на её орбите. Изменилось все: измерение, звезды, время и пространство. Изменился и сам шаттл, его поверхность покрылась наростами, затвердела и стала необычайно прочной. Так оболочка зрелого семени становится жесткой, храня в себе будущее растение.
Через пропасть лет сила планетарного притяжения сделала своё дело.
Шаттл стремительно снижался, проходя сначала верхние, разреженные слои атмосферы, затем плотные… Казалось, он должен был сгореть без следа, но этого не произошло. Сгорела лишь жесткая уродливая кора, и на планету упала [нежная мякоть], покрытая трещинами, из которых выделялся сок, мгновенно затягивая обугленные кромки. Прохождение атмосферы было лишь хорошей встряской, которая пробудила неутолимую жажду жизни.
Совсем не простой была растительная составляющая этого уникального объекта. Основой для нее послужило на редкость живучее растение, родная планета которого была негостеприимна и жестока к человеку (да и прочим живым существам приходилось выживать на ней с трудом), а вот Датура там чувствовала себя прекрасно.

Упав на почву, некоторое время шаттл просто лежал на боку, но это было лишь затишье перед битвой — подготовка к завоеванию территории. Эндосперм дал толчок и в сухую почву планеты вгрызлись щупальца-корни в поиске влаги. Затем появились первые побеги, листья, завязи…

***

Внезапно на орбите необитаемой планеты вспыхнуло пространство, и в огненном кольце появился небольшой корабль класса XL. На плоской поверхности, справа от серии и номера судна НОБ-79У красовался обшарпанный рисунок зубастого монстра.
Корабль лег в орбитальный дрейф и сразу направил к планете дрона-разведчика. Снизившись на заданную высоту, дрон занялся исследованием поверхности планеты, поблескивая широкоугольными объективами, которые позволяли делать видеосъемку со всех сторон одновременно, приближая охват к сферическому. Тем временем в капитанской рубке ожидал возвращения дрона и дремал, положив босые ноги на приборную доску, Хоу — долговязый рыжеволосый парень. Над его головой висел маленький вентилятор и монотонно урчал, развевая длинные рыжие патлы.

На приборной доске замигала красная точка и коммуникатор оповестил, что в отсеке ходового реактора сработал аварийный сигнал. Система, которую перед вылетом заменили, снова вышла из строя. Это не радовало, взрыва теперь не миновать.

Хоу сразу вспомнил наглую ухмыляющуюся рожу начальника ремонтной бригады. Как и все владельцы старых кораблей, он был заложником недобросовестных техников ремонтных доков, которые зачастую ставили самопальные системы, собранные «из того что было», т.е. из запчастей со списанных и разобранных кораблей. Поставщиками оных были планеты, не входившие в галактический союз.
Надеждой парня была аварийная капсула, второе недавнее приобретение, которую ставили уже в его присутствии. На этом никто не экономил. Капсула была фирменной и имела автономное устройство энергоснабжения и жизнеобеспечения, что гарантировало безопасность, даже если вы поставили её в мастерской номадов.
Сильный глухой удар, словно взрыв в толще воды. Хоу ударило в грудь и сбило с ног. В одноместном корабле все самое необходимое всегда «под рукой» — ухватившись за кресло, парень подтянулся и на четвереньках дополз до спасательной капсулы. Как только панель за ним закрылась и ремни обвили всё тело, в вену на шее впилась игла. Почти сразу по телу расползлось вязкое онемение. Удары сердца замедлились и сознание стало погружаться в темноту. Перед тем как отключиться, Хоу видел в крошечный иллюминатор проносившиеся мимо капсулы предметы, вылетающие в огромную дыру на обшивке корабля. Аварийная система оповещения капсулы включилась автоматически.
Вернувшись к исходной точке и не обнаружив там корабля-матки, дрон поймал аварийный сигнал капсулы, догнал её и закрепился на боковой панели.

1 2  3