JOINT PROJECT
ZYF G
LEXX CLUSTER

THE SQUAMISH FIVE (скуамиш — сильный арктический континентальный ветер в Канаде, прим.перев.)

Этот фильм был основан на реальной истории о действительно существовавшей группе ребят Скуамиш Файв, называвших себя “Прямое Действие”. В 1982 году они взорвали фабрику в Литтоне, на которой изготавливались компоненты для крылатых ракет, а также два порно-видео магазина и опасный для окружающей среды гидро-электро-проект в Ванкувере. Они были очень осторожны — всегда убеждались в том, что ни один человек не пострадает при взрывах, и писали очень искренние письма в прессу о своих действиях, наверно поэтому и были пойманы. В конце концов, они были Канадскими террористами: исполненные благих намерений, вежливые и неэффективные. Но чёрт возьми, я в любое время с удовольствием променял бы на этих ребят Тимоти МакВея или Усаму Бен Ладена. Это был вполне успешный фильм недели на ТВ, поскольку задумывался быть сравнительно безвредным. Не особо много насилия, не особо много секса, ничто не посягает на стандарты: фильм для заполнения двух часов экранного времени, получения каких-то рейтингов и безболезненного восприятия для всех по обе стороны экрана. Однако “Squamish Five” удалось выбесить как правых, так и левых, но он хорошо был принят критиками и получил премию Джемини (канадский аналог Оскара или Грэмми).

*********

Майкл МакМанус сыграл в этом фильме одного из юных террористов. Самобытный молодой актёр и самобытный молодой режиссёр отлично сработались и стали друзьями, хотя и не работали потом вместе долгое время, вплоть до “Банок с красками”.

“Squamish Five”, похоже, представлял другую бизнес-модель для канадского кино и телевидения. Вся эта идея со льготным налогообложением, по сути, потерпела фиаско. У канадского правительства была эта идея о том, что если они сделают производство фильмов экономически выгодным для частных предпринимателей, тогда все начнут их снимать.

В каком-то смысле это сработало. Но похоже было на старую шутку про выплату щедрого вознаграждения за крыс в Британском Гонконге. Вознаграждение было столь щедрым, что предприниматели начали разводить крыс. В некотором смысле налоговая льгота канадского правительства достигла того, чего они хотели — бума канадской продукции. Бума ужасной, низкопробной продукции. Энтузиазм и жадность превратились в непригодную замену умениям и талантам.

С 80х годов канадское правительство решило попробовать иную стратегию. Было решено просто напрямую финансировать кинопроизводства. Налоговые льготы до конца так и не были свёрнуты, но упор теперь делался на прямое финансирование. Правительство создало такие организации как Telefilm и Canadian Television Fund, чьей работой было администрировать большие суммы денег и распределять их по стоящим заявителям.

По крайней мере теперь Федеральное Правительство могло быть уверено, что выпущенные фильмы не превратятся в огромный дымящийся костёр.

С другой стороны, Федеральное Правительство оказалось замешано, прямо или косвенно, в культурную игру — выборы победителей и проигравших. Частично это было правильно — проверить, достаточны ли технические умения, имеют ли эти люди опыт, могут ли они вообще закончить фильм и выпустить что-то смотрибельное. Ведь многие фильмы на налоговых субсидиях даже не были закончены.

Но частично это имело окраску национализма. Если канадское правительство собиралось вкладывать деньги в фильмы, они должны были стать “канадскими фильмами” с “канадским содержимым” о “канадских историях” на “канадскую тему” и с “канадскими идеями”. Что бы это ни было.

Обязательность наличия узнаваемого Канадского Контента может показаться странным и ограниченным для американской публики. Но тогда Соединённые Штаты в плане культуры были неумолимой силой, экспортирующей свои фильмы и телепродукцию по всему миру в огромных количествах. По всей планете люди смотрели всё это в больших количествах, и локальная культура была затоплена: итальянский, британский или шведский кинематограф ещё существовали какое-то время до 60х и начала 70х, но потом они по большому счёту были сметены. А Канада была на нулевой отметке во время этой приливной волны — 99% фильмов в кинотеатрах были американскими, и 99% телевидения, если это были не хоккей или местные новости, было американским.

Я и мой брат выросли на “Флинстоунах”, “Одиноком рейнджере” и “Стар Треке”, которых показывали по утрам в субботу. Единственное, что было канадским в субботнее утро — это гимн перед программированием вещания.

Таким был акцент на распознаваемости Канадского контента, в результате чего Дейв Томас и Рик Моранис создали “Великий Белый Север” (“Great White North”) и Боба и Дуга МакКензи для SCTV.

Безусловно, природа федерального финансирования кинематографа означала его централизацию. Telefilm пытался быть независимым от политиков, но для этого требовался персонал, офисы и свой бюрократический аппарат. В итоге всё это сконцентрировалось в центральной Канаде, так что большинство одобренных продюсеров должны были также быть там. Помните, как я говорил о том, что Telefilm не воспринимал братьев Донован всерьёз, потому что они отказались покидать Галифакс.

Но к тому времени у братьев Донован уже было три сравнительно успешных картины за плечами. Так что у них был уже достаточный авторитет для того, чтобы продвинуться дальше. Такой фильм как “Squamish Five” был спецзаказом в качестве “канадского контента” для доступа к государственному финансированию. Компания Salter Street заслужила достаточно доверия среди канадских влиятельных кругов, чтобы подать заявку на финансирование.

Другой важной вещью для Salter Street был фильм “Приключения Фаустуса Бидгуда”, который вышел в том же году. Этот фильм был независимой продукцией Ньюфаундленда с занятыми в нём ньюфаундлендскими актёрами и комиками, включая парня по имени Брайан Доуни.

Братья Донован потратили 6 лет на выпуск своих первых трёх фильмов. Едва ли головокружительный темп для индустрии, где всё может измениться за одну ночь. “Фаустус Бидгуд” же был в производстве целых десять лет, и его бюджет в 75000 долларов нельзя даже назвать скудным. Фильм был неидеальным, но произвёл впечатление.

Майкл Донован улетел в Ньюфаундленд убедить ведущих актёров сняться в серии комедийного скетч-шоу под названием “Codco”, целью которого было разместить продукцию Salter Street в телевизионной сетке вещания. Такой контент не был исклю

канадским, но был “региональным канадским контентом”, который непременно осчастливил бы CBC. До этого, по словам Корделл Уайн, у них была попытка сделать для телевидения шоу про астрологию, которое никто не помнит. Но “Codco” стал успешным на CBC и привлёк много фанатов.

После этого Майкл Донован принципиально сфокусировался на телевидении, пока Пол продолжил снимать свои оригинальные малобюджетные фильмы.

Следующий проект Донована был о путешествии во времени, предназначенный для рынка видеопроката с декорациями старой Римской Империи, снятый в Аргентине.

1 2 3 4 5 6 7 8 9