JOINT PROJECT
ZYF G
LEXX CLUSTER

Архив рубрики: Канон

2 часть. Голодный Мак

Вторая часть.

 

 

Голодный Мак.

«Голодный Мак» на голодающего никак не походил. Скорее наоборот. Его огромные размеры, невероятное нагромождение надстроек, напоминавших ракушки, облепившие корпус галеона, и слабость вооружения нередко вызывали снисходительную улыбку у экипажей изящных правительственных судов и брутальных пиратских фрегатов. Но рано или поздно они становились добычей «Мака» и ему подобных ибо его единственным назначением был сбор останков других кораблей.

Мусорщики появлялись там, откуда приходил сигнал автоСОС, означавший, что какой-то борт потерял среду обитания или один из жизненно важных ее компонентов. И не важно было по какой причине это произошло, стервятники принимались за свое дело быстро и старались унести как можно больше самого ценного, пока не слетелась толпа — грызня могла начаться нешуточная.

У большинства обитателей этих огромных пожирателей останков не было перспектив, да и цель их жизни была в поддержании этой жизни покуда доступные технологии в силах ее продлевать.
Среди экипажей царила анархия, которой, как ни странно, удавалось поддерживать некое подобие порядка в озлобленных на судьбу людях. То, что они все зависят друг от друга удерживало их от серьезных стычек, а командующий и его помощники могли быть в любой момент смещены теми, кого посчитают более подходящими на эти должности и, возможно, не без применения насилия, если власть держащие будут уж слишком сопротивляться.

Сейчас очередная смена власти «Маку» только назревала. С неприятным, натуженным гулом, который ощущали даже кости, он шел к своей очередной цели, чтобы утилизировать еще одно судно.  Аварийный сигнал пришел с задворок галактики. Туда ещё не дотянулись цепкие лапы галактического союза, поэтому порт транспортного Луча перемещения находился слишком далеко от системы двойной звезды и добираться приходилось, как выразился Фом — «пердячим паром».
Бригадир Фом вальяжно шествовал по пустому коридору жилого отсека насвистывая все, что в голову приходило. У него почему-то было приподнятое настроение, которое он был не против подкрепить чем-нибудь жидким и с градусами, но пить перед работой запрещалось. Он вполне мог и потерпеть. Его целью была каюта одного из помощников капитана.

Жилые помещения комсостава не отличались размерами, поэтому когда Фом бесцеремонно открыл дверь и остановился на пороге упершись плечом в косяк, свет из коридора упал на узкую койку с вытянувшимся на ней телом. Фом ударил ногой в переборку и она жалобно задребезжала. Тело резко село и на Фома уставились полусонные злые глаза:
— Совсем очумел, идиот! — рявкнул помощник Нариг.
— Хватит дрыхнуть, — Фом, сунул руки в карманы комбинезона. — А то все проспишь. Я пришел сказать, что у Драма в бригаде два бота сдохли совсем.
— Фогин же их отремонтировал!
— Ну, я не знаю что он ремонтировал, только два бота сдохли и все.
Нариг вызвал начальника ремонтной службы, судя по голосу тот тоже спал.
— Какого черта ты сказал что все боты исправны, если у Драма двух уже нет?!
— Я сказал, что сделаю что смогу, а с того дерьма, что у меня на складе, я могу только на соплях собрать блоки питания.
— Значит у нас не будет этих ботов?
— Когда мы поживились на крейсере я сказал кэпу, что мне нужны запчасти, иначе с этими криворукими спецами, что управляют ботами, мы скоро вообще без техники останемся. И что?! Он купил бесполезную пушечку и фаянс для своего гальюна. Так передай своему кэпу, что если мне не дадут запчастей и материалов, я напялю ему этот фаянс на башку как шлем и отправлю вместо бота, а бригадиры мне помогут.
Фогин отключился с громким писком. Помощник Нариг снова зло уставился на Фома.

— Не, мне наплевать что там у Драма, — пожал тот плечами,- но мне с ним работать, не хочу чтобы вышло как в прошлый раз. Я за это отвечать не буду.
С этими словами Фом покинул каюту помощника капитана и зашагал дальше по коридору. Настроение стало еще лучше — ему удалось столкнуть лбами двух начальников без вреда для себя. Если потренироваться в этом направлении, можно претендовать на должность негоцианта, там и работа не пыльная, и денег больше, и на любой станции или планете сойти можно под предлогом переговоров.

Мысли о карьере прервал промчавшийся мимо Нариг. Было ли такое ускорение следствием недавнего разговора или на то были иные причины Фома мало интересовало, теперь его путь лежал в столовую.
В столовой одиноко сидел ДирИк, меланхолично размазывая какую-то жижу по тарелке ложкой. Это был самый старый, опытный и уважаемый мусорщик на борту «Мака». Он не раз занимал кресло капитана в прошлом и всегда покидал его добровольно, но уже давно он сторонился этой должности, хотя ему и предлагали. Зато почти каждый новоизбранный командир обязательно назначал его своим помощником, ведь ДирИк всегда мог чем-нибудь да помочь. Несмотря на то, что половина его суставов, часть костей и некоторые органы были искусственными, а место правого глаза занимал топорный самопальный протез, голова старикана варила как в былые годы, что позволяло ему быть не просто нужным, но даже необходимым.
— Что это за дерьмо? — Фом кивнул на тарелку.
— Пищевой принтер выдал, — отозвался ДирИк по-прежнему глядя в стол.
— Сломался что ли? — Фом даже немного испугался перспективы всю миссию давиться сухими армейскими НЗ пайками.
— Картридж кончился.
У Фома отлегло. Он налил воды из гидратора и сел на против ДирИка.
— Ты не в курсе куда это Нариг так ломанулся?
— Может на хрень посмотреть, может ему кой-чего прижали, — пожал плечами ДирИк.
— Какую хрень?
— Ну, мы тут остановились перенастроить луч, а эта штука…
— Какая?
— Большая, черная, — ДирИк описал руками в воздухе окружность, — хрень. Прет прямо на нас. Мы быстро стартанули, что там дальше я не знаю. Черте что, короче, куда только управляющие смотрят.
— Да какой только дряни к космосе нет, за всей не угонишься.

С грохотом и хрипом в помещение ввалился запыхавшийся сервисер, приволокший новый пищевой картридж в заплечном контейнере.
— Когда уж транспортная система навернулась, нет чтоб починить, мы все людей гоняем, — заметил Фом, наблюдая за сменой расходников.
— Фогин уже кипятком писает из-за нехватки ресурсов. Так может чего и назреть…
— Может, ой может!.. — кивнул ДирИк. — Поглядим что с этой миссии будет, если кэп опять возьмет бесполезный хлам, команда может и не стерпеть. Наелись уже. Как выбрали так и скинут, ладно если просто из кресла, а не в шлюза.
Когда сервисер умчался старикан выбросил тарелку в утилизатор и пригляделся к шкале содержимого нового картриджа.
— Какие уроды его заряжали? Ты погляди, половины аминок не доложили, а сахара накидали!
— Тебе-то что из-за этого? — Фом сделал заказ и ждал пока еда напечатается.
— А ты думаешь чего я так хорошо выгляжу? — Осклабился ДирИк.

Большой обзорный купол был давним и весьма полезным приобретением для «Мака». В нем собиралась команда для оценки фронта работы, а прямая связь с мостиком обеспечивала получение любой информации. Сейчас все желающие собрались посмотреть на кучу обломков, пока еще плохо различимую на фоне двойной звезды.
— Судя по предварительным данным здесь два судна, причем следы боевых повреждений только у одного, от которого больше всего осталось, — вещал голос капитана.
— Второе судно разорвало изнутри, это случилось совсем недавно, в отличае от гибели первого. Возможно капитан ещё жив, вижу аварийную капсулу.
— Сколько органики? — Спросил кто-то.
— Человек на триста хватит. Сборщики уже подготовлены, будем выпускать.
— Это надолго, — пробормотал Фом.
— Мы будем высаживать группу на остов, — сказал капитан. — ДирИк, ты в нее включен.
— Я предлагаю взять Фогина, — отозвался старикан.
Мостик замолчал на некоторое время, потом неохотно согласился.

Такие походы были хоть и опасны, зато нередко прибыльны — мусорщики не гнушались мелким мародерством и все, кто участвовали в десанте, могли подзаработать или разжиться редкостью. Фогин же был патологически предан работе, за что его и ценили, но не имел страсти к стяжательству. Ему нужны были конкретные вещи, его можно было не брать в долю, если что, но и он не станет делиться найденным — все пойдет на запчасти и ремонт.
— Местоположение черных ящиков определено, координаты переданы бригадирам, — продолжил капитан. — Задания выданы. Все вопросы в личном порядке. Конец сеанса.

Народ стал расходиться. Фом задержался чтобы понаблюдать за стаей сборщиков органики.
«Не хотелось бы вот так закончить. Чтобы твои ошметки спрессовали со всеми остальными….»
Обычно останки и тела из космоса складывали с контейнер и хранили в крио отсеке. Биоматериал и тела передавали гос. органам на станции перегрузки. Их часто находили в спасательных капсулах, чей ресурс заканчивался раньше чем до них успевал кто-нибудь добраться. Теперь такое случалось не так часто. Новое поколение аварийных капсул имело большой запас средств для жизнеобеспечения.
Отогнав философские мысли о тщетности бытия, которые время от времени посещали его голову, Фом отправился проверять свое задание.
Грузовой дрон доставил на борт «Мака» три больших контейнера биоматериала и одну аварийную капсулу.

Проходя мимо сборщиков органики Фом притормозил:
— Живые есть?
— Один есть. В аварийке и даже — возможно — платежеспособный.
Фом решил обойти аварийную капсулу и не пожалел. В тускловатом освещении грузового отсека, он едва заметил маленького разведывательного дрона, прикрепившегося за выступом боковой панели. Он был новенький и поблескивал объективами. «Хм… я такого еще не видел. Наверно последняя модель. Интересно, стервятники его заметили?»
— Ребята, больше ничего интересного не нашли?
Вопрос остался без ответа, сборщики органики занялись погрузкой контейнеров в криобоксы.
Оглядевшись по сторонам, Фом попытался оторвать дрона от капсулы, тщетно.
— Помочь? — сзади стоял Фогин и наблюдал за тем, как Фом возился с дроном.

1 2 3

Пророчество. Тайна двух вселенных

Идея проекта принадлежит Zyf G (text). так же в проекте участвуют Анна Горшакова (editor), Мотор81 (aide).  Этот рассказ о пророчестве  Оракула Времени, о приключениях Рии и Криана, в галактике Млечный путь — параллельная Вселенная… и о тайне гигантских насекомых. История берет начало в Темной зоне, где началась война с Насекомыми. Криан отправляет свою жену Рию на биошаттле, разработанном его другом Тойсом в параллельную вселенную.

Вступление.

«Меня назвали Криан — в честь моего отца, и я единственный представитель планеты Вирион, живущий в галактике Млечный путь. Не так давно нас было двое. Перед смертью моя мать рассказала о пророчестве Оракула Времени о том, что её потомство раскроет тайну параллельной вселенной и поможет победить в войне с цивилизацией Насекомых. Когда-нибудь это произойдет, а сейчас мне надо найти путь домой.»

***

По дороге к взлетному полю, принадлежавшему самому крупному научно-исследовательскому институту Вириона, неслась машина, поднимающая за собой столбы пыли. Посреди поля возвышался одноместный шаттл. Наружная часть шаттла больше напоминала раскрывшийся бутон цветка гигантского хищного растения-сорняка Датура с одной из планет темной зоны, на которой трудно выжить человеку. Под лепестками виднелся сам шаттл, который скрывал в себе криокапсулу.
В проёме криокапсулы стоял главный конструктор этого чуда биоинженерии — Тойс. Он сделал последнюю проверку систем шаттла, и на экране появилась надпись: «Введите координаты маршрута». Тойс достал из нагрудного кармана конверт и распечатал его, затем достал оттуда диск и вставил в устройство. Он был настолько увлечен подготовкой к полёту, что не заметил машину, подъехавшую вплотную к трапу. Не заметил и Криана, вышедшего из неё, который быстро взбежал наверх к Тойсу. Из машины медленно вышла Рия, прикрыв круглый живот накидкой, и осталась стоять рядом с машиной.

— Это мои фрактальные расчеты? — Криан потянулся к знакомому конверту, но Тойс отдернул руку.
— А я испугался, когда не нашел диск в кармане куртки. Это хорошо, что они у тебя, мы же друзья. Много лет я искал путь в параллельную Вселенную… — Криан говорил спокойно и размеренно, но желваки на его скулах ходили ходуном, — Ведь ты приготовил шаттл для Рии, как мы и договаривались?
Всё это время Тойс молчал, на его лице появилось непонятное для Криана выражение, презрительно-злое или брезгливое:
— Мы никогда не были друзьями, только соперниками. Ты отнял у меня Рию — мою любовь, а сейчас пытаешься отнять шаттл, дело всей моей жизни…
— Тойс! Что ты говоришь! Она свободный человек и сделала свой выбор. Вспомни про пророчество…
— Только не надо говорить про пророчество, это всё чушь, предрассудки!
— А война с Насекомыми тоже предрассудки?! Ты же сам видел гибель планет, которых пожирает стая гигантских монстров. Решил сбежать, спасти свою шкуру?!
Тойс кинулся на Криана и попытался скинуть его с площадки подъемника, но тот увернулся и с размаха ударил кулаком в челюсть соперника. Тойс полетел с площадки вниз, угодив в огромную кучу веревок и брезента. Удар был не смертельный, но вырубил Тойса надолго.

Криокапсула шаттла была готова принять для сохранения пассажира. Рия стояла на подъемнике, до конца не осознавая происходящее: наступил момент прощания навсегда. Ощущение нависшей угрозы не давало воли чувствам. Только перед криостазом из прикрытых глаз Рии выкатится слеза и застынет на долгие годы.
Криан и Рия смотрели друг на друга. Кончиками пальцев она дотрагивалась до его лица, гладила длинные черные волосы, расстаться было невозможно. Криан приложил ладони к животу Рии — плод их любви мирно спал у нее под сердцем. Последний поцелуй, сильный и долгий!
И вот Криан отстегнул с волос крупную медную заколку, вложил в её руку и вышел наружу. Дверь криокапсулы плотно захлопнулась. Металлическая конструкция вперемешку с органикой сомкнулась как бутон, обвилась спиралью вокруг криокапсулы.
Криан некоторое время следил за тающим в небе росчерком следа улетевшего шаттла. Как будто вспомнив что-то, резко обернулся. Позади него на грязном брезенте сидел Тойс, обхватив руками голову.
Криан подошел и протянул ему руку:
— Вставай, нас ждут.
Криан и Тойс шли по огромному полю к военному кораблю, который недавно приземлился на полигон.
Над ними, в огромном голубом небе белели призраки свернувшихся гигантских мокриц. До боя оставались считанные часы…

Шаттл, внутри которого в криостазе находилась надежда человечества темной зоны, летел в сторону предполагаемого спасения, оставляя за собой планету Вирион, превращающуюся в маленькую светящуюся точку.
Долгий путь шаттла в бесконечной темноте и тишине прерывался периодически включающимися двигателями, задавая правильный курс.
Сколько он летел, неизвестно. Поравнявшись с чем-то непонятным и почти не различимым в пространстве, скорее предчувствием, шаттл остановился, как бы сопротивляясь невидимым силам, и затем его затянуло в это нечто с такой быстротой, что шаттл просто исчез…

Первая часть.

Галактика Млечный Путь.

Вокруг огромная черная бездна с бесчисленными мириадами тускло сияющих бесконечно далеких огоньков. В этой бездне скользят скованные льдом пришельцы из иного мира. Скорость капсулы, полученная еще при выходе из родного измерения, дает слабую надежду на будущее. Жизнь взяла паузу. Это было начало долгого путешествия.
Биошаттл летел мимо систем и созвездий. Сколько прошло времени, неизвестно; время не имело значения.
Через много световых лет, проходя в непосредственной близости от одной из планет двойной звезды, шаттл стал пленником на её орбите. Изменилось все: измерение, звезды, время и пространство. Изменился и сам шаттл, его поверхность покрылась наростами, затвердела и стала необычайно прочной. Так оболочка зрелого семени становится жесткой, храня в себе будущее растение.
Через пропасть лет сила планетарного притяжения сделала своё дело.
Шаттл стремительно снижался, проходя сначала верхние, разреженные слои атмосферы, затем плотные… Казалось, он должен был сгореть без следа, но этого не произошло. Сгорела лишь жесткая уродливая кора, и на планету упала [нежная мякоть], покрытая трещинами, из которых выделялся сок, мгновенно затягивая обугленные кромки. Прохождение атмосферы было лишь хорошей встряской, которая пробудила неутолимую жажду жизни.
Совсем не простой была растительная составляющая этого уникального объекта. Основой для нее послужило на редкость живучее растение, родная планета которого была негостеприимна и жестока к человеку (да и прочим живым существам приходилось выживать на ней с трудом), а вот Датура там чувствовала себя прекрасно.

Упав на почву, некоторое время шаттл просто лежал на боку, но это было лишь затишье перед битвой — подготовка к завоеванию территории. Эндосперм дал толчок и в сухую почву планеты вгрызлись щупальца-корни в поиске влаги. Затем появились первые побеги, листья, завязи…

***

Внезапно на орбите необитаемой планеты вспыхнуло пространство, и в огненном кольце появился небольшой корабль класса XL. На плоской поверхности, справа от серии и номера судна НОБ-79У красовался обшарпанный рисунок зубастого монстра.
Корабль лег в орбитальный дрейф и сразу направил к планете дрона-разведчика. Снизившись на заданную высоту, дрон занялся исследованием поверхности планеты, поблескивая широкоугольными объективами, которые позволяли делать видеосъемку со всех сторон одновременно, приближая охват к сферическому. Тем временем в капитанской рубке ожидал возвращения дрона и дремал, положив босые ноги на приборную доску, Хоу — долговязый рыжеволосый парень. Над его головой висел маленький вентилятор и монотонно урчал, развевая длинные рыжие патлы.

На приборной доске замигала красная точка и коммуникатор оповестил, что в отсеке ходового реактора сработал аварийный сигнал. Система, которую перед вылетом заменили, снова вышла из строя. Это не радовало, взрыва теперь не миновать.

Хоу сразу вспомнил наглую ухмыляющуюся рожу начальника ремонтной бригады. Как и все владельцы старых кораблей, он был заложником недобросовестных техников ремонтных доков, которые зачастую ставили самопальные системы, собранные «из того что было», т.е. из запчастей со списанных и разобранных кораблей. Поставщиками оных были планеты, не входившие в галактический союз.
Надеждой парня была аварийная капсула, второе недавнее приобретение, которую ставили уже в его присутствии. На этом никто не экономил. Капсула была фирменной и имела автономное устройство энергоснабжения и жизнеобеспечения, что гарантировало безопасность, даже если вы поставили её в мастерской номадов.
Сильный глухой удар, словно взрыв в толще воды. Хоу ударило в грудь и сбило с ног. В одноместном корабле все самое необходимое всегда «под рукой» — ухватившись за кресло, парень подтянулся и на четвереньках дополз до спасательной капсулы. Как только панель за ним закрылась и ремни обвили всё тело, в вену на шее впилась игла. Почти сразу по телу расползлось вязкое онемение. Удары сердца замедлились и сознание стало погружаться в темноту. Перед тем как отключиться, Хоу видел в крошечный иллюминатор проносившиеся мимо капсулы предметы, вылетающие в огромную дыру на обшивке корабля. Аварийная система оповещения капсулы включилась автоматически.
Вернувшись к исходной точке и не обнаружив там корабля-матки, дрон поймал аварийный сигнал капсулы, догнал её и закрепился на боковой панели.

1 2  3